Москва под облаками

Такая погода бывает всего несколько раз в году. Когда после сильных морозов приходит теплый циклон и постепенно вытесняет ледяной воздух из города. Именно в такой момент случается красота, которую с земли не видно. Но стоит подняться повыше...



Collapse )

Цветные революции как инструмент внешней агрессии

Цветные революции  как инструмент внешней агрессии
Сергей Белкин

Тезисы выступления на российско-китайском вебинаре, организованном Китайским аналитическим центром Гун Цзянь 28.12.2020.

Цветные революции  (ЦР) визуализируются и представляются в информационном пространстве как внутригосударственное явление, как процесс демократических устремлений общества, как народный протест, которому препятствует действующая антидемократическая власть. Именно такая интерпретация позволяет легитимировать происходящее в глазах мирового сообщества. Такая интерпретация является маскировкой, с помощью которой пытаются скрыть истинную природу ЦР.
Изложим наше понимание природы ЦР, их роли и места в мировом политическом процессе в виде кратких тезисов (1 – 7). Вторая группа тезисов (8 – 15) посвящена вопросам противостояния ЦР.


1
Предлагаю начать с «исправления имен» (следуя рекомендациям Конфуция). Хочу заметить, что Цветные революции в большинстве известных нам случаев не являются революциями.
Революция – это радикальное, качественное изменение, скачок в развитии общества, при котором происходит разрыв с предыдущим состоянием общества и государства. Например: переход от капитализма к строительству социализма в России в 1917 году был революцией. Считаю, что и переход от социализма к капитализму, произошедший в России в 1991 году – тоже революция.
Известные ЦР не сопровождались подобным скачком, а сводились к замене лидера, устранению лидирующей политической партии и тому подобным явлениям. Это следует называть переворотом, захватом власти, но не революцией. Изменение политики – внутренней и внешней – не является революцией, если не сопровождается изменением основ государственного строя.
После этого уточнения, я буду продолжать использовать словосочетание ЦР, поскольку оно стало общепринятым, но об указанной неточности считаю нужным не забывать.

2
Анализируя ЦР можно рассмотреть два фактора: внутренний и внешний.
Внутренний фактор проявляет себя в действиях правительства в целом или отдельных его частей, а также в действиях народа, простых граждан.
Внешний фактор – действия иностранных сил, которыми бывают как государства или группы государств, так и мощные финансово-промышленные группы, ТНК и даже отдельные персоны, обладающие достаточными ресурсами.

3
Современные методы ведения войн изменились, в обиход вошло понятие гибридных войн, в которых важным компонентом является действие так называемых мягких сил  – пропаганды, агитации, воздействия на массовое сознание, а также различных способов проведения государственных переворотов. В этой связи, полагаю важным определить: к какой сфере деятельности относятся ЦР – гражданской или военной? Мой ответ на этот вопрос таков: ЦР являются элементом военных действий, являющихся нападением на основную систему управления государством  противника – его органы власти. Уточню: ЦР – элемент войны, а не часть процесса развития общества и относиться к ним следует как проявлению агрессии извне, осуществляемой при поддержке специальным образом подготовленных и организованных внутренних сил.

4
Целью внешних сил является свержение правительства или президента с последующей их заменой на тех, кто будет проводить политику в интересах агрессора.
Целью внутренних сил является изменение своего статуса, обретение более широких властных полномочий; перераспределение собственности и власти в свою пользу.
В связи с этим целями возникают следующие задачи.

5
Внешние силы стремятся к выявлению и формированию предателей во властных структурах, готовых вести игру в интересах агрессора против собственной страны и народа ради личной выгоды. Часто личная выгода облекается в форму политических программ или идеологий, следование которым якобы сулит выгоды не только им лично, но и всей стране, всему народу. Как правило, такие конструкты являются камуфляжем, маскирующим личную алчность и властолюбие.
Второй целью и задачей действия внешних сил является формирование пятой колонны среди простых граждан. Речь идет о формировании групп населения на основе неких ценностей и антиценностей. Ценности, это представления о том, что должно быть в стране – в области политики, культуры, экономики, внешней политики и пр. Антиценности – то, от чего, по их мнению, следует избавляться и что мешает т.н. «нормальному» развитию, то есть движению к их системе ценностей.

6
Методы и ресурсы решения задачи по формированию и выявлению предателей во властных структурах известны давно и широко применяются всеми спецслужбами в деле создания агентов влияния: подкуп, шантаж, создание преференций, вовлечение родных и близких, потакание порокам и слабостям и т.д.
Методы формирования пятой колонны среди населения тоже хорошо известны и широко применяются. Основные средства – СМИ, прежде всего, телевидение и интернет,  массовая культура. Важно сформировать в сознании граждан позитивную эмоцию в отношении тех ценностей, которые пропагандирует агрессор, и отрицательную в отношении отдельно взятых ценностей, на которых власть строит свою политику. Эти ценности лежат в разных сферах – от курса отечественной и мировой истории, до модной одежды, моделей поведения и языка общения.

7
Следует различать подготовительные и организационно-оперативные мероприятия ЦР. Подготовительные – это:

  • формирование (выявление) предателей во властных структурах;

  • налаживание взаимодействия с ними.

  • идеологическая обработка, подмена ценностного базиса у части населения;

  • формирование чувства общности разных групп населения – на почве моды, на почве неприятия чего-либо, исходящего от органов власти или от родителей, того, что является традицией и т.п.

  • налаживание взаимодействия с этими группами, их структурирование, построение  внутренних иерархий, выявление и подготовка лидеров.

Организационно-оперативные мероприятия, это, собственно, формирование управляемых групп и выведение толп на улицу с определенными лозунгами и определенными символами. То есть то, что мы уже все видим в ходе ЦР.

8
В ЦР участвуют: страна-агрессор и страна-жертва.
Имеется две возможности. Первая – когда страна-агрессор значительно превосходит по своей мощи – военной и экономической – страну-жертву; и вторая – когда силы этих стран сопоставимы.
Введем ещё один термин: организатор агрессии. В этой роли могут выступать не сами государства, а их секретные спецслужбы, часть дипломатического аппарата, а также ФПГ, ТНК, заинтересованные в захвате страны-жертвы – как правило для овладения ее природными ресурсами или транспортными коридорами. Организатором агрессии может выступать даже персона – например, типа Сороса. Но при этом надо понимать, что в любом случае за персоной или ФПГ-ТНК стоит то или иное государство.

9
Рассмотрим вариант, когда страна-агрессор – это большое, мощное государство, такое как США – проводящее свою глобальную политику, желающее подчинить себе малое государство-жертву.
Зададим вопрос: может ли в этом случае государство-жертва противостоять ЦР, организованной государством-агрессором? Думаю, что возможности противостоять ЦР невелики. Противостояние возможно лишь в государстве, в котором подавляющее большинство граждан фанатично преданы какой-то идее – религиозной или политической, преданы своему лидеру и готовы отдать свои жизни, но не отказаться от своих идеалов и ценностей. Среди современных государств, вовлеченных в глобализацию, таких, кажется, нет.
У страны-жертвы есть только один реальный путь защиты: обратиться за помощью к другой могучей державе, способной оказать сопротивление стране-агрессору во всех форматах современных войн. Список стран, которые могут выступить в такой роли – невелик. Думаю, что таких стран на глобальном уровне только три: США, Китай и Россия. На региональном уровне страной-агрессором могут являться достаточно крупные региональные державы.

10
Без опоры на мощную поддержку другого государства, государств-жертва обречена на проигрыш даже при условии малочисленной оппозиции, патриотично настроенных элит, опытном и популярном президенте, слаженной работе спецслужб. Потому что все эти ресурсы ослабевают, истощаются и, рано или поздно, будут сломлены, поскольку у государства-агрессора всех ресурсов больше. У государства-агрессора нет страха, потому что нет смертельной угрозы ответного удара. При этом  у него всегда есть возможность применения военной силы, и этот фактор окажется в какой-то момент решающим.
11
Что происходит, если страна-агрессор и страна-жертва являются мощными государствами, способными нанести неприемлемый ущерб друг другу при военных столкновения. Конкретно, речь может идти об организации ЦР Соединенными Штатами в России или Китае.
Во-первых, это не только возможно, но и осуществляется на территории России. То, что у нас называется «болотным процессом», «белоленточными протестами» и т.п. – это и есть звенья агрессии по отношению к России. Все элементы технологии ЦР здесь налицо. По всей видимости, нечто подобное происходило в Гонконге в 2019 году.
Промежуточной, но ближайшей целью организаторов ЦР в России является уход Путина. Это выдвигается как простой лозунг, под который легко объединить заметное количество людей. Легко, потому что Путин долго находится во главе государство и это само по себе всегда срабатывает без дополнительных аргументов. Стратегическая цель, разумеется, не в замене президента, а в  осуществлении полного контроля за всей политической и экономической жизнью России, лишение ее основных элементов субъектности.
12
Многие подготовительные мероприятия по подготовке ЦР в России осуществлены вполне успешно. Активно действуют СМИ, направленные на переформатирование систем ценностей. Сформирована пятая колонна как в среде богатых слоев населения, так и в государственном аппарате. Общество идеологически расколото и власть ничего этому расколу противопоставить не может, в то время как организаторы ЦР этот раскол успешно углубляют. Раскол идет по многим векторам, которые условно называют либерально-западническим или государственно-патриотическим направлением. Причем расколото не только население, но и элиты, что гораздо важнее и опаснее.
Россия продолжает пожинать плоды предательства перед собственным народом и историей, совершенное в 1991-1992 годах. Власть продолжает пребывать в крайне двусмысленном, неустойчивом положении. Одна его идеологическая опора – антисоветизм, отрицание социализма и как идеологии и как практики государственного строительства в СССР. Другая опора, от которой невозможно отказаться, это те единственные и очевидные факторы, – как в материальной, так и в духовной сферах, – которые до сих пор только и скрепляют и общество и государство: это достижения именно того самого отрицаемого социализма. Стремление и мечта политической и экономической элиты и их обслуги стать частью «прекрасного Запада» никуда не делось, от этой мечты никто не отказывается, несмотря на уже очевидное нежелание принять Россию в качестве равноправного члена. Элита готова идти на разные уступки ради этой иллюзии и это очень мешает успешному развитию.

13
Что надо делать для успешного противостояния агрессии Запада в России в форме ЦР?
Надо внимательно отслеживать все те элементы подготовки ЦР, о которых я говорил. Как организационно-оперативного характера, так и  идеологического, ценностного. Надо не только видеть все элементы складывающихся отношений в той среде, которая будет призвана к осуществлению ЦР в заданное время, ни и вовремя нейтрализовывать эти отношения. Действия по подготовке и организации ЦР следует рассматривать как диверсионную работу противника на своей территории и принимать соответствующие меры «по законам военного времени»: время холодной (гибридной) войны – военное время.
14
В идеологической сфере я считаю самым главным – обретение системы ценностей, лежащей в основе сохранения и развития России, важной частью которой является понятный образ будущего и животворящий образ прошлого. Я не стану сейчас эту мысль развивать, подчеркну лишь один аспект: нам необходима позитивная история России. Не история ошибок, заблуждений, репрессий, предательств и тому подобного, а позитивная история долгого и сложного пути России и населяющих ее народов в попытках построения государства справедливости.

15
В области экономической надо усилить политику, направленную на максимальную независимость от внешних рынков и производственных цепочек. России пора вновь усилить элементы автаркии, способности к автономному плаванию. Это касается всех сфер экономики, особенно в сфере   IT-технологий, где зависимость от зарубежного программного обеспечения и оборудования практически критически велика.

28 декабря 2020.
Москва.

Мой календарь. 18 ноября

Мой календарь. 18 ноября
События.
День рождения Деда Мороза.
1699 – Указ Петра I о добровольной записи в регулярные солдатские полки «изо всяких вольных людей». Пожелавшим стать солдатами выдавалось годовое жалованье в 11 рублей и «хлебные и кормовые запасы». Набор 1699 года явился началом перехода к регулярной системе комплектования армии. Продолжив военные реформы своего отца – царя Алексея Михайловича, – Петр I стал основателем русской регулярной армии и флота. Именно при Петре I она превратилась в одну из самых мощных в Европе и оказалась способной наносить сокрушительные удары по самому сильному противнику.
1723 – пущен в действие металлургический завод-крепость на реке Исети, в цехах был осуществлён пробный пуск кричных боевых молотов.
1868 – по инициативе Д. И. Менделеева основывается Русское химическое общество.
1853 – русский флот под командованием адмирала Павла Нахимова уничтожил турецкую эскадру на Синопском рейде.
1873 – в Петербурге открывается памятник И. Ф. Крузенштерну (скульптор И. Н. Шредер) на набережной Васильевского острова (ныне набережная Лейтенанта Шмидта).
1920 – совместным постановлением Наркомздрава РСФСР и Наркомюста РСФСР «Об искусственном прерывании беременности» впервые в мире были легализованы аборты.
1966 – состоялась премьера художественного фильма «Три толстяка», снятого на киностудии Ленфильм. Режиссеры: Алексей Баталов, Иосиф Шапиро, Иосиф Ольшевский.
В этот день родились.
Михаил Васильевич Скопин-Шуйский (1586 – 1610) – русский государственный и военный деятель Смутного времени, князь, национальный герой времён польско-литовской интервенции, организовавший освободительный поход на Москву, осаждённую войсками Лжедмитрия II.
Луи Жак Манде Дагер (1787 – 1851) – французский художник, химик и изобретатель, один из создателей фотографии.
Михаил Васильевич Водопьянов (1899–1980) – советский лётчик, участник спасения экипажа парохода «Челюскин», участник арктических и высокоширотных экспедиций, генерал-майор авиации, член Союза писателей СССР, член ЦИК СССР, шестой Герой Советского Союза (1934).
Константин Иванович Бесков (1920 – 2006) – советский футболист и футбольный тренер. Выступал за московское «Динамо», тренировал все ведущие клубы Москвы и сборную СССР. Заслуженный мастер спорта СССР. Заслуженный тренер СССР. 100 лет!
Эльдар Александрович Рязанов (1927 – 2015) – российский и советский кинорежиссёр, сценарист, актёр, поэт. Народный артист СССР.
Сергей Павлович Курдюмов (1928 – 2004) – выдающийся советский и российский учёный, специалист в области математической физики, математического моделирования, физики плазмы и синергетики. Член-корреспондент АН СССР.
……
Кадры из фильма «Три толстяка», 1966.






Размещено
- в газете "Завтра": https://zavtra.ru/events/18_noyabrya?fbclid=IwAR09G-WzQAqJ4xL90AlYJ7vVmcuvCpYvbnaaDbLSDf_1fpR8Gr86GpXnA48
- на Фейсбуке: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4735254229879429&id=100001846955297

Мой календарь. 17 ноября

Мой календарь. 17 ноября
События.
1757 – основывается «Академия трёх знатнейших художеств» (Императорская Академия художеств) – высшее учебное заведение в области изобразительных искусств Российской империи, существовавшее в период с 1757 до его упразднения в 1918 году.
1796 – скончалась императрица Екатерина II Великая. За годы её правления в состав страны вошли Северное Причерноморье, Приазовье, Крым, Правобережная Украина, земли между Днестром и Бугом, Белоруссия, Курляндия и Литва. Население возросло с 23,2 млн (в 1763 году) до 37,4 млн (в 1796 году), Россия стала самой населённой европейской страной (на неё приходилось 20 % населения Европы). Екатерина II образовала 29 новых губерний и построила около 144 городов и заново отстроила флот, который со времён Петра I пришёл в полную негодность.
1804 – В Казани и Харькове учреждаются университеты.
1918 – открывается Ленинградский педагогический институт им. А. И. Герцена.
1941 – состоялась премьера музыкальной комедии Ивана Пырьева «Свинарка и пастух», снятой на киностудии Мосфильм. В фильме снимались: Марина Ладынина, Владимир Зельдин, Николай Крючков и др.
1948 – крейсер «Аврора» ставится на вечную стоянку у Петроградской набережной на Большой Невке.
1953 – возобновился доступ в мавзолей Ленина, ставший мавзолеем Ленина– Сталина.
1970 – после мягкой посадки на поверхность Луны в районе Моря Дождей космической станции «Луна-17» в путешествие по спутнику Земли отправляется «Луноход-1».
1978 – Советский Союз сообщает об успешном испытании нейтронной бомбы.
В этот день родились.
Михаил Семёнович Щепкин (1788 –1863) – русский актёр, один из основоположников русской актёрской школы.
Павел Варфоломеевич Кузнецов (1878 – 1968) – российский живописец, символист, член объединений «Мир искусства», «Союз русских художников», «Четыре искусства».
Михаил Михайлович Бахтин (1895 –1975) – русский философ и мыслитель, теоретик европейской культуры и искусства.
Иван Александрович Пырьев (1901 – 1968) – советский российский кинорежиссёр, актёр, сценарист. Народный артист СССР. Шестикратный лауреат Сталинской премии.
Михаил Петрович Лобанов (1925 –2016) – советский русский писатель, литературовед, критик и общественный деятель. Лауреат Большой литературной премии России. Кандидат филологических наук, профессор кафедры литературного мастерства Литературного института имени А. М. Горького.
Котэ (Константин) Иванович Махарадзе (1926 – 2002) – советский и грузинский спортивный комментатор, телеведущий, актёр театра и кино, театральный педагог. Народный артист Грузинской ССР.
Елена Владимировна Петушкова (род. 1940 – 2007) – советская спортсменка-конник, чемпионка и двукратный серебряный призёр Олимпийских игр, двукратная чемпионка мира по выездке, заслуженный мастер спорта, спортивный деятель, тренер, кандидат биологических наук. 80 лет!
………….
П. Кузнецов. Натюрморт с хрусталём, 1919.

П. Кузнецов. Вышивальщицы ковров, 1912.

П. Кузнецов. Вечер в степи. Верблюд, 1911.

П. Кузнецов. Портрет С. Кусевицкого после концерта, 1917.

П. Кузнецов. Портрет брата Виктора, 1938

Мой календарь. 1 июля

Мой календарь. 1 июля

События

1783 — в столице Российской империи Санкт-Петербурге открыт Большой Каменный театр.

1807 — разгром турецкого флота русской эскадрой Дмитрия Сенявина у берегов Афона.

1882 – В Петербурге начала действовать первая телефонная станция. Специально обученные «телефонные барышни» связывали абонентов друг с другом. На службу принимали только молодых незамужних девушек, чтобы за работой их не отвлекали посторонние мысли. Барышни должны были быть высокого роста, чтобы им было удобно сидеть за телефонной аппаратурой. Смена длилась 6-7 часов, одна телефонистка за час устанавливала около 200 соединений. Домашний телефон в ту пору был очень дорогим удовольствием – его содержание обходилось в 250 рублей в год. Если аппарат находился далеко от станции, абонент дополнительно оплачивал 50 рублей за каждую версту. Телефон могли позволить себе только зажиточные люди. В то время абоненты ещё не позволяли себе праздных разговоров, звонили исключительно по делу. Летом 1882 года в Петербурге было 128 абонентов.

1896 – На Всероссийской промышленной выставке в Нижнем Новгороде представлен первый русский автомобиль (создатели – Евгений Яковлев и Пётр Фрезе).

1921 – Образована Коммунистическая партия Китая. Партия была основана группой коммунистов во главе с Чэнь Дусю – лидером партии в период с 1921 по 1927 г.

1955 – Вышел первый номер ежемесячного литературно-художественного журнала «Иностранная литература». Первым главным редактором стал Александр Чаковский.

1988 – Вступил в силу закон СССР «О кооперации». Наряду с расширением возможностей частной предпринимательской инициативы, этот закон обеспечил выход криминального капитала в политическое поле.

1988 – На XIX партконференции Егор Лигачёв сказал Б. Ельцину: «Борис, ты не прав!».

В этот день родились:

Готфрид Вильгельм Лейбниц – немецкий философ, логик, математик, физик, юрист, историк, дипломат, изобретатель и языковед. Основатель и первый президент Берлинской Академии наук, иностранный член Французской Академии наук.

Пчёлин Владимир Николаевич – русский художник, передвижник. Заслуженный Художник Республики (1926).

Вера Игнатьевна Мухина – русский и советский скульптор, автор монумента «Рабочий и колхозница». Народный художник СССР. Действительный член АХ СССР. Лауреат пяти Сталинских премий.

Евгений Николаевич Птичкин – композитор, автор многих популярных песен – среди них «Ромашки спрятались», «Сладка ягода», – и музыки для кино. Заслуженный деятель искусств РСФСР, Народный артист РСФСР.

Алексей Валентинович Чистяков  — российский художник-абстракционист.

Алексей Валентинович Ефремов — российский художник, пейзажист.

-=-



  • В.Пчёлин. Письмо с фронта, 191


А.Чистяков. Архив. 2011.



А.Ефремов. У часовни, 2012

Авраам

Библейский пророк Авраам – мне ли о нем писать? Как и я, он жил в XX XXI веках. Только до нашей эры. Есть у меня с ним еще что-то общее? Есть, хотя этот персонаж библейской истории мне не симпатичен. Я слишком прост и сентиментален, чтобы по приказу бога зарезать собственного сына. А он уже был готов это сделать. Но тот бог-провокатор, который описан в книге, насладившись чудовищной властью над покорным Авраамом, остановил процесс зарезания подростка, послав ангела с отменой приказа. Авраам, который сперва был на одну букву короче, прожил жизнь мерзкую и подлую, совершил немало отвратительного до того, как изготовился зарезать сына. Узнать это можно прочитав книгу «Бытие». А общего у меня с ним то, что три религии – иудаизм, ислам и христианство (а также бахаизм, караизм и кое-что еще) называют авраамическими, потому что именно Аврааму приписывают осознание того, что бог един. Стало быть, он – основатель монотеизма. А я живу в православной христианской, стало быть,  монотеистической авраамической культурной среде и традиции. Хотя, конечно, вся эта сказка про Авраама, Сару, Агарь, Лота, Исаака и совершенно гадкого мстительного и мелочного бога просто отвратительна. Точнее, отвратительно то нравственное начало, которое там преподносится не как окончательное падение человеческой морали, а как доблесть перед богом, за которую положена награда.

Коммунизм

 Эссе для книги "Главные слова" (готовится к изданию)

Я – строитель коммунизма: такова была роль, функция моего поколения. Мое поколение это те, кто родился в военные и послевоенные полтора десятилетия. Мы начинали со Сталиным в букваре, а во взрослую жизнь входили где-то на пересменке Хрущёв-Брежнев или чуть раньше – под «вынос тела» (я имею в виду Сталина в Мавзолее).
«Строительство коммунизма» – как программа деятельности, как проект, – началось в 1961 году. На XXII съезде КПСС была принята «Третья программа КПСС», целью которой было построение коммунизма в СССР. В жизнь вошел «Моральный кодекс строителя коммунизма». Именно тогда появился лозунг «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», было заявлено, что «коммунизм будет, в основном, построен к 1980 году». Когда это срок пришел появился анекдот: «Вместо ранее объявленного коммунизма в Москве состоятся Олимпийские игры».
Судьба этого слова – коммунизм – представляется мне несправедливой. Карл Маркс и его последователи этим словом обозначали прекрасное общество будущего. Почти сто лет слово существовало, в основном, в философско-политической лексике, его распространение в обычной среде было минимальным. Даже после победы Октябрьской Революции 1917 года в России долгие годы чаще употреблялись слова «социализм», «большевизм», и даже «советизм». Слово и образ коммунизма популяризировались уже в послевоенный период, наверное, после переименования ВКП(б) в КПСС в 1952 году.

Я несколько раз принимался писать эту главу, это эссе на тему «коммунизм». И всякий раз мне не нравилось, то, что получалось. Проблема состояла в том, что, по идее, надо бы раскрыть содержание понятия «коммунизм» – так, как оно раскрывалась в основополагающих трудах классиков марксизма и так, как оно закреплялось в руководящих документах КПСС. Это следовало описать потому, что вырастает уже второе поколение, которое этого не знает, они этого не изучали.
Но меня раз за разом постигала неудача: я не мог описать основные принципы «научного коммунизма» так, чтобы это было интересно читать, и чтоб это было достаточно кратко. Думаю, что это возможно, но у меня – не получается. Стремясь к точности, я не могу не описывать многие скучно звучащие, но необходимые вещи: производительные силы и производственные отношения, способ производства и общественное разделение труда и тому подобное. Но в результате получается не эссе, а попытка реферата… Отказаться от этого важнейшего слова – коммунизм – я тоже никак не могу. Так что – получилось или нет – не знаю, но написал, как смог. Попытался передать не политико-экономическую суть понятия, а его эмоциональное восприятие. Нынешним поколениям стремятся разными способами привить пренебрежительное отношение к самой идее коммунизма – как к вредному утопическому заблуждению, и крайне негативное – к попытке его построения в СССР, подчеркивая всяческие «ужасы тоталитаризма»… А я хочу сказать, что и сама идея – прекрасна и жива, и что проблемы построения социализма-коммунизма в СССР не сводятся к «ужасам тоталитаризма», к «пустым прилавкам» и «отсутствию свобод», что жизнь наша была светлой, радостной, оптимистичной.

Коммунизм – общество, в котором «человек человеку друг, товарищ и брат». То есть такое общество, в котором найден способ взаимоприемлемого разрешения конфликтов между отдельными людьми и социальными группами, между личностью и обществом. Сто и более лет тому назад основной конфликт виделся между эксплуататорами и эксплуатируемыми, между капиталистами и рабочими. И суть конфликта заключалась в ощущении несправедливостей: в сословном разделении общества, в несправедливых законах, судах, в ощущении духовной и всякой иной несвободы, в распределении результатов труда, материальных благ.
Образ «общества справедливости», разумеется у разных сегментов общества (классов) был разным: «Сытый голодного не разумеет», «У одного жемчуга мелковаты, у другого щи пустоваты». В сущности, это объективно возникающий взгляд на жизнь: если вы голодны, вам хочется есть, если вы сыты, вам хочется чего-то другого. Поднявшись на одну ступень общественной иерархии, хочется двигаться дальше. Эту закономерность образно представляют в виде пирамиды потребностей: сперва удовлетворяются первичные, потом человек устремляется к более высоким.
Идея коммунизма не противоречит и не борется с этой пирамидой потребностей, более того, она в какой-то мере кладет ее в основу: «от каждого по способностям, каждому по потребностям» – такова одна из «формул коммунизма», закрепленных в советских учебниках. Коммунизму предшествует его первая ступень – социализм, аналогичная «формула» которого такова: «от каждого по способностям, каждому по труду». Разумеется, «формулы» не описывают многого очень существенного, из того, что составляет суть и социализма, и коммунизма. Материальный взаимообмен (я – обществу, общество – мне) важен, но этический важнее: «человек человеку друг, товарищ и брат» – это, как мне кажется, куда более важная «формула коммунизма».
И еще один аспект составляющий суть коммунистической доктрины, не должен быть упущен: осознание строительства коммунизма как целенаправленного процесса, осуществляемого людьми. То есть коммунизм сам по себе – как времена года – не наступает! Хотя из поверхностного восприятия догматизированного марксизма-ленинизма можно, пожалуй, извлечь представление о неизбежности наступления коммунизма как результата действия объективных законов общественного развития, в котором подчеркивается как бы природная заданность поэтапного процесса: гибель капитализма – возникновение социализма – перерастание социализма в коммунизм. Сейчас я думаю, что этот «закон общественного развития» – смены формаций – не является объективным, а целиком и полностью зависит от воли людей и многочисленных иных факторов, лежащих как в материальной сфере, так и в культуре конкретного общества. Как бы то ни было, но в сознании моего поколения «диалектически» сосуществовали две идеи: о том, что наступление коммунизма объективно и неизбежно, и то, что сам по себе он не возникнет, его надо строить упорно и самоотверженно.

Переходный период от социализма к коммунизму стал предметом исследования и формирования научной и учебной дисциплины: «научный коммунизм». Его ввели как учебный предмет в начале 60-х годов. В нем содержалось во многом разумное моделирование изменений, необходимых для формирования материально-технического базиса коммунизма, формирования личности и общества, разделяющего ценности коммунизма и осознанно вовлечённого в его строительство. Научный коммунизм описывал то, чего хотелось бы достигнуть, и то, как это сделать.
Отмечу, что самым главным была как раз не «плановая экономика», которой сейчас пугают. Самым главным в образе коммунизма были отношения между людьми, отношение к труду, и формирование высоких целей и смыслов жизни, состоящих в духовном, творческом развитии, а вовсе не в примитивном «удовлетворении возрастающих материальных потребностей». В учебниках об этом говорилось примерно в таких выражениях: «Свободное всестороннее развитие каждого члена общества и всего общества в целом – такова высшая гуманистическая цель коммунистического преобразования общества. Человечество совершает скачок из царства необходимости в царство свободы.»

Приближалась ли страна (СССР) к коммунизму? Думаю, что в последние десятилетия своего существования – нет. Нерешенные – зачастую даже не осознанные – проблемы тормозили развитие во всех сферах – и экономической и духовной. Да и «прицел сбился»: не только «не туда шли», но и «не туда» стремились. Не буду в кратком эссе даже пытаться анализировать содержание этих проблем: это сложно, это предмет обстоятельного профессионального исследования, которое пока никем не проведено. (Могу сослаться на свою статью 2015 года «Обдумывая “Уроки СССР”», в которой я откликаюсь на работу С. Никанорова:http://www.devec.ru/almanah/14/1872-sergej-belkin-obdumyvaja-uroki-sssr.html.) Кое-что кажется очевидным, многое – не столь понятно. В любом случае: процесс строительства коммунизма у нас в стране (по существу – и в мире) прекращен. В этом эссе я говорю о том, что уже прошло и о своем ощущении явления в целом. А анализ ошибок нужен тем, кто совершит новую попытку. И это точно не мое поколение. Мое поколение может и должно рассказать о том, что помнит, о том – что делали, к чему стремились, может попытаться осознать совершенные ошибки, и, несомненно, должно описать то, чего удалось, все-таки, достичь.
Скажем, «уверенность в завтрашнем дне» – не пустой лозунг, а реальное чувство, с которым мы жили. А вот с «удовлетворением материальных потребностей» дело обстояло неважно. Уровень жизни, несомненно, рос и люди жили все лучше и лучше, и большинство населения жили с радостью и оптимизмом в душе, хотя этот самый уровень жизни был весьма невысок. И это становилось серьезной проблемой, причем не только материальной, но и идеологической: социализм как модель общественного развития не справлялся с поставленными задачами. Сейчас кажется, что уровень жизни вполне мог бы быть выше при более эффективной организации экономики, причем без нарушения баланса между стремлением к высоким идеалам и достойным бытом.
Как показали годы перестройки, образ потребительского рая (на примере «заграницы») очень быстро вскружил голову советским гражданам и стал путеводной звездой, целью, ради которой можно отказаться от всех завоеваний социализма, да и от самой идеи. Не мгновенно, но в исторически короткий срок представления людей о нравственности, об отношении людей друг к другу, тоже претерпели фундаментальные изменения. Принцип «человек человеку друг, товарищ и брат» на стал, условно говоря, «генетически» воспроизводиться в последующих поколениях. А мещанское «хочешь жить умей вертеться» расширяло ряды сторонников. Стремление к богатству, к «удовлетворению потребностей» и оправдание соответствующего этому стремлению поведения победило солидарность и взаимовыручку, ощущение соучастия в общем деле. Коммунистическая идеология не стала то самой «идеей, которая охватив массы становится материальной силой». Важно, конечно, отличать идею как таковую от идеологии.
Коммунистическая идеология – не такое простое понятие. Она тоже исторически обусловлена. Об одной идеологии говорили ранние марксисты, новыми задачами и целями наполнилась эта идеология периода строительства социализма, и нечто снова во многом иное стало писанными и воплощаемыми в жизнь догматами позднего СССР. Именно эта – последняя идеология и, главное, – ее практическое воплощение – стали могильщиками коммунизма.
Коммунистическая идеология позднего СССР не призывала к аскезе, к отказу от материального достатка. Напротив – она к нему призывала и на него нацеливала.  «Принцип удовлетворения потребностей» был заложен в основу проектировщиками строительства коммунизма в СССР, провозглашенного на XXII съезде КПСС. По мнению некоторых аналитиков, именно это, в конечном счете, сгубило и СССР, и строительство коммунизма. Высокая идея социальной справедливости как цель и смысл жизнедеятельности была заменена прозаической идеей сытости и комфорта: произошла «продажа первородства за чечевичную похлебку» (метафора С. Кургиняна). Думаю, что это наблюдение и диагноз отражает умонастроения не столько «народа в целом», сколько его наиболее влиятельной части: партийной и советской номенклатуры, руководителей силовых ведомств и, разумеется, какой-то части народа. В обществе всегда были люди, для которых критическое отношение к идеям социализма было важной особенностью их мировоззренческого, нравственного базиса – «доставалы», спекулянты, «цеховики» и прочие «умеющие жить». Они не хотели строить ни социализм, ни коммунизм, они хотели личного благополучия и достатка. Этих людей критиковали, велась пропаганда против «вещизма» и «мещанства», о них снимали сатирические фильмы, писали фельетоны, а время от времени и в тюрьму сажали за разного рода нарушения закона, которые были неизбежным риском для тех, кто стремился к личному обогащению. Но была и другая – значительно большая – часть народа, которая, конечно, тоже хотела достатка, но была готова продолжать «строить» если не коммунизм в его довольно примитивно подаваемых образах-лозунгах, то более совершенный и справедливый социализм. А коммунизм вполне годился как некий идеал, к которому можно стремиться. Это ощущение хорошо отражал народный афоризм тех лет: «Коммунизм – на горизонте! А линия горизонта – недостижима».
Думаю, что понимание необходимости реформирования и политического устройства и экономики страны созрело задолго до перестройки. По всей видимости, имелось несколько проектов (если не проектов, то подходов) таких реформ, и мы не можем сказать – какой из них был «правильным», а какой – нет. Прежде всего потому, что ни один из подходов, содержащих идею «улучшения социализма» так и не был реализован. Инициатива – и власть – была перехвачена людьми, стремившимися не к «улучшенному социализму», а к личному богатству в каком угодно обществе – хоть капиталистическом, хоть феодальном или рабовладельческом.
Высший слой политического руководства страны (в какой-то момент) решил вести страну и общество не к коммунизму – согласившись с его оценкой как вредной утопии, – а к буржуазному благополучию «развитых стран». Товарное изобилие, высокий уровень жизни населения, идеология «свободного общества», – все это прельстило активистов «эпохи Горбачева» (среди них были и всё понимающие алчные циники, стремящиеся к личному обогащению, и романтики, верящие, что делают нечто ради общего блага) и они приняли участие в демонтаже – не идеологии даже, а самого государства. Оно и рухнуло.
Могло ли оно «не рухнуть»? Разумеется, да. Вариантов, моделей развития и целенаправленной деятельности – и в экономике, и в идеологии, – было немало. Можно было продолжать строить социализм-коммунизм, решая накопившиеся проблемы в экономике и иных аспектах развития общества. Можно было и «обуржуазить» страну и общество (как в Китае, например), не отказываясь от стремления к коммунизму как идеалу, к обществу справедливости, уточняя и его образ, и отдельные характеристики.
Почему этого не произошло? Причин немало, но нельзя не указать на «умственную слабость»: необходимое для этого развитие самой «теории коммунизма» не происходило. А специфика строительства социализма и капитализма в том, что это не природное, а рукотворное явление, это – проект, осуществляемый методом проб и ошибок. Проект, в котором более или менее ясны некие отдаленные цели и образы будущего, но после каждого шага в направлении этих целей надо заново оценивать и изменившиеся условия – материальные и нематериальные: производить замер «реакции среды», то есть общества на производящиеся перемены. Надо также своевременно уточнять образы и параметры будущего. В этой связи руководствоваться «единственно верной теорией» – не просто неверно или неэффективно, а губительно. Путь первопроходца, открывателя новых земель и планет существенно отличается от движения по известному маршруту, проложенному по карте, с опорой на прогноз погоды и ресурсно-логистическое обеспечение движения. Строительство нового, никогда прежде не существовавшего общества – самое сложное, из всего, что когда-либо предпринимало человечество.
Однако в действительности, к сожалению, идеи марксизма-ленинизма были догматизированы и превратились в эрзац-религию, вызывающую оскомину как у народа, так и у самих «идеологов». Нельзя, наверное, говорить, что людей, не только понимающих «что происходит, и что должно происходить», но и готовых действовать не было вообще, но то, что их недоставало в высшем руководстве – очевидно. Кроме того, – и это многими оценивается как решающий фактор, – еще на стадии замысла «перестройки» среди высшего руководства страны и ее ключевых государственных служб оказались люди с мышлением мародеров: они увидели возможность быстрого личного обогащения в ходе и в результате «декоммунизации» и соединения себя с финансово-политической элитой Запада. Они почуяли: то, на что у Ротшильдов ушли столетия, у Рокфеллеров – десятилетия, можно сделать буквально за год-два! И стать частью элиты, которой принадлежит весь мир!
Они не ошиблись: все у них получилось. Вот уже три десятка лет они «на вершине» и не они «служат России», а Россия их обсуживает, Россия – их ресурс и инструмент удержания личных позиций. И поскольку именно «декоммунизация» возвела их на вершины, они будут поддерживать ее во всех формах и на всех уровнях.
А что же с самой идеей коммунизма? Идеи же живут иной, «духовной» жизнью? Их же убить невозможно, можно лишь ограничивать их влияние на людей, можно их извращать и дискредитировать: типа не «декоммунизаторы» виноваты, а сам коммунизм? Вроде как не преступник виновен, а жертва, ибо она изначально обладала свойствами жертвы.

Строительство коммунизма в СССР можно и нужно назвать неудачей. Но это ни в коей мере нельзя считать подтверждением ошибочности самой идеи коммунизма и тех блистательных интеллектуальных прорывов, которые совершили Маркс и Энгельс, Ленин, Сталин и многие практики реализации этой сложной синтетической модели развития у нас в стране и в других странах. Коммунизм – это поиски, попытки, это процесс поиска социальной гармонии, справедливости. Тот откат к капитализму, который мы наблюдаем (и в России, и в других странах) на редкость убедительно подтверждает и свойства капитализма, и силу тех рычагов (отмена частной собственности и соответствующих ей этических систем) с помощью которых теоретики марксизма и практики строительства социализма двигали историю вперед. Но Россия – многофакторная, нелинейная среда (если использовать понятия и метафоры современной физики). Россия не управляется одним параметром – даже таким мощным как «частная собственность». Россия как общество, как социальная среда намного сложнее, чем почти линейно организованные общества протестантской этики. У нас иррациональные факторы никогда не исчезают. И дело не сводится к религиозно-мистическим учениям. Сейчас наши правители уповают на церковь, на православие – снова как на рычаг, с помощью которого… Однако – не получится, как не получается с рычагом собственности. То есть рычаги-то эти есть, они действуют, но их одних мало. Среда (российское общество) реагирует на это воздействие не так, как ожидают «акторы». «Среда» легко и в любой момент отвернется и от религии и церкви и от собственности и богатства. Она («среда») может захотеть атеизма и научно-технического прогресса, захочет лететь в космос и осваивать глубины океана, слушать Чайковского, Битлз и Марка Фрадкина одновременно… И все это не «надстроечные» факторы, а самые что ни на есть базисные. Инструментарий марксизма применительно к России нужно заново «затачивать» и существенно развивать и дополнять.
Верной была мысль теоретиков о необходимости создания «материально-технической базы» коммунизма в процессе перехода от социализма к коммунизму. Сегодня мы можем, опираясь на опыт собственных ошибок и достижений сказать, что сейчас, при современном уровне развития технологий – прежде всего, компьютерных и средств связи – можно ставить вопрос о строительстве социализма в России с гораздо большим основанием и уверенностью в достижении результата, чем это делалось сто лет тому назад. Те потенциальные преимущества, которыми обладал советский социализм, сегодня дали бы взрывной эффект стремительного развития. Причем «поворот» России в сторону строительства социализма (и коммунизма) не повлечет за собой никаких существенных, тем более – драматических – социальных потрясений. Пока еще нет нужды в разрушении бесчеловечных и антигуманных сословных систем (контуры создания которых уже просматриваются), нет губительного сращивания церкви с государственным аппаратом насилия (что тоже с каждым днем становится явственным). Высокая степень концентрации богатства в руках нескольких сотен персон позволит провести национализацию – там, где это целесообразно, – с минимальными нравственными издержками.  И что еще важно: умонастроения людей гораздо более содержательны и полноценны, нежели это было еще недавно. Люди научились сравнивать и считать, они во много разочаровались, а это – незаменимый жизненный опыт.
Подводя резюме: коммунистическая идея – жива; строительство социализма и коммунизма – реальная и весьма прагматичная цель.