December 30th, 2020

Цветные революции как инструмент внешней агрессии

Цветные революции  как инструмент внешней агрессии
Сергей Белкин

Тезисы выступления на российско-китайском вебинаре, организованном Китайским аналитическим центром Гун Цзянь 28.12.2020.

Цветные революции  (ЦР) визуализируются и представляются в информационном пространстве как внутригосударственное явление, как процесс демократических устремлений общества, как народный протест, которому препятствует действующая антидемократическая власть. Именно такая интерпретация позволяет легитимировать происходящее в глазах мирового сообщества. Такая интерпретация является маскировкой, с помощью которой пытаются скрыть истинную природу ЦР.
Изложим наше понимание природы ЦР, их роли и места в мировом политическом процессе в виде кратких тезисов (1 – 7). Вторая группа тезисов (8 – 15) посвящена вопросам противостояния ЦР.


1
Предлагаю начать с «исправления имен» (следуя рекомендациям Конфуция). Хочу заметить, что Цветные революции в большинстве известных нам случаев не являются революциями.
Революция – это радикальное, качественное изменение, скачок в развитии общества, при котором происходит разрыв с предыдущим состоянием общества и государства. Например: переход от капитализма к строительству социализма в России в 1917 году был революцией. Считаю, что и переход от социализма к капитализму, произошедший в России в 1991 году – тоже революция.
Известные ЦР не сопровождались подобным скачком, а сводились к замене лидера, устранению лидирующей политической партии и тому подобным явлениям. Это следует называть переворотом, захватом власти, но не революцией. Изменение политики – внутренней и внешней – не является революцией, если не сопровождается изменением основ государственного строя.
После этого уточнения, я буду продолжать использовать словосочетание ЦР, поскольку оно стало общепринятым, но об указанной неточности считаю нужным не забывать.

2
Анализируя ЦР можно рассмотреть два фактора: внутренний и внешний.
Внутренний фактор проявляет себя в действиях правительства в целом или отдельных его частей, а также в действиях народа, простых граждан.
Внешний фактор – действия иностранных сил, которыми бывают как государства или группы государств, так и мощные финансово-промышленные группы, ТНК и даже отдельные персоны, обладающие достаточными ресурсами.

3
Современные методы ведения войн изменились, в обиход вошло понятие гибридных войн, в которых важным компонентом является действие так называемых мягких сил  – пропаганды, агитации, воздействия на массовое сознание, а также различных способов проведения государственных переворотов. В этой связи, полагаю важным определить: к какой сфере деятельности относятся ЦР – гражданской или военной? Мой ответ на этот вопрос таков: ЦР являются элементом военных действий, являющихся нападением на основную систему управления государством  противника – его органы власти. Уточню: ЦР – элемент войны, а не часть процесса развития общества и относиться к ним следует как проявлению агрессии извне, осуществляемой при поддержке специальным образом подготовленных и организованных внутренних сил.

4
Целью внешних сил является свержение правительства или президента с последующей их заменой на тех, кто будет проводить политику в интересах агрессора.
Целью внутренних сил является изменение своего статуса, обретение более широких властных полномочий; перераспределение собственности и власти в свою пользу.
В связи с этим целями возникают следующие задачи.

5
Внешние силы стремятся к выявлению и формированию предателей во властных структурах, готовых вести игру в интересах агрессора против собственной страны и народа ради личной выгоды. Часто личная выгода облекается в форму политических программ или идеологий, следование которым якобы сулит выгоды не только им лично, но и всей стране, всему народу. Как правило, такие конструкты являются камуфляжем, маскирующим личную алчность и властолюбие.
Второй целью и задачей действия внешних сил является формирование пятой колонны среди простых граждан. Речь идет о формировании групп населения на основе неких ценностей и антиценностей. Ценности, это представления о том, что должно быть в стране – в области политики, культуры, экономики, внешней политики и пр. Антиценности – то, от чего, по их мнению, следует избавляться и что мешает т.н. «нормальному» развитию, то есть движению к их системе ценностей.

6
Методы и ресурсы решения задачи по формированию и выявлению предателей во властных структурах известны давно и широко применяются всеми спецслужбами в деле создания агентов влияния: подкуп, шантаж, создание преференций, вовлечение родных и близких, потакание порокам и слабостям и т.д.
Методы формирования пятой колонны среди населения тоже хорошо известны и широко применяются. Основные средства – СМИ, прежде всего, телевидение и интернет,  массовая культура. Важно сформировать в сознании граждан позитивную эмоцию в отношении тех ценностей, которые пропагандирует агрессор, и отрицательную в отношении отдельно взятых ценностей, на которых власть строит свою политику. Эти ценности лежат в разных сферах – от курса отечественной и мировой истории, до модной одежды, моделей поведения и языка общения.

7
Следует различать подготовительные и организационно-оперативные мероприятия ЦР. Подготовительные – это:

  • формирование (выявление) предателей во властных структурах;

  • налаживание взаимодействия с ними.

  • идеологическая обработка, подмена ценностного базиса у части населения;

  • формирование чувства общности разных групп населения – на почве моды, на почве неприятия чего-либо, исходящего от органов власти или от родителей, того, что является традицией и т.п.

  • налаживание взаимодействия с этими группами, их структурирование, построение  внутренних иерархий, выявление и подготовка лидеров.

Организационно-оперативные мероприятия, это, собственно, формирование управляемых групп и выведение толп на улицу с определенными лозунгами и определенными символами. То есть то, что мы уже все видим в ходе ЦР.

8
В ЦР участвуют: страна-агрессор и страна-жертва.
Имеется две возможности. Первая – когда страна-агрессор значительно превосходит по своей мощи – военной и экономической – страну-жертву; и вторая – когда силы этих стран сопоставимы.
Введем ещё один термин: организатор агрессии. В этой роли могут выступать не сами государства, а их секретные спецслужбы, часть дипломатического аппарата, а также ФПГ, ТНК, заинтересованные в захвате страны-жертвы – как правило для овладения ее природными ресурсами или транспортными коридорами. Организатором агрессии может выступать даже персона – например, типа Сороса. Но при этом надо понимать, что в любом случае за персоной или ФПГ-ТНК стоит то или иное государство.

9
Рассмотрим вариант, когда страна-агрессор – это большое, мощное государство, такое как США – проводящее свою глобальную политику, желающее подчинить себе малое государство-жертву.
Зададим вопрос: может ли в этом случае государство-жертва противостоять ЦР, организованной государством-агрессором? Думаю, что возможности противостоять ЦР невелики. Противостояние возможно лишь в государстве, в котором подавляющее большинство граждан фанатично преданы какой-то идее – религиозной или политической, преданы своему лидеру и готовы отдать свои жизни, но не отказаться от своих идеалов и ценностей. Среди современных государств, вовлеченных в глобализацию, таких, кажется, нет.
У страны-жертвы есть только один реальный путь защиты: обратиться за помощью к другой могучей державе, способной оказать сопротивление стране-агрессору во всех форматах современных войн. Список стран, которые могут выступить в такой роли – невелик. Думаю, что таких стран на глобальном уровне только три: США, Китай и Россия. На региональном уровне страной-агрессором могут являться достаточно крупные региональные державы.

10
Без опоры на мощную поддержку другого государства, государств-жертва обречена на проигрыш даже при условии малочисленной оппозиции, патриотично настроенных элит, опытном и популярном президенте, слаженной работе спецслужб. Потому что все эти ресурсы ослабевают, истощаются и, рано или поздно, будут сломлены, поскольку у государства-агрессора всех ресурсов больше. У государства-агрессора нет страха, потому что нет смертельной угрозы ответного удара. При этом  у него всегда есть возможность применения военной силы, и этот фактор окажется в какой-то момент решающим.
11
Что происходит, если страна-агрессор и страна-жертва являются мощными государствами, способными нанести неприемлемый ущерб друг другу при военных столкновения. Конкретно, речь может идти об организации ЦР Соединенными Штатами в России или Китае.
Во-первых, это не только возможно, но и осуществляется на территории России. То, что у нас называется «болотным процессом», «белоленточными протестами» и т.п. – это и есть звенья агрессии по отношению к России. Все элементы технологии ЦР здесь налицо. По всей видимости, нечто подобное происходило в Гонконге в 2019 году.
Промежуточной, но ближайшей целью организаторов ЦР в России является уход Путина. Это выдвигается как простой лозунг, под который легко объединить заметное количество людей. Легко, потому что Путин долго находится во главе государство и это само по себе всегда срабатывает без дополнительных аргументов. Стратегическая цель, разумеется, не в замене президента, а в  осуществлении полного контроля за всей политической и экономической жизнью России, лишение ее основных элементов субъектности.
12
Многие подготовительные мероприятия по подготовке ЦР в России осуществлены вполне успешно. Активно действуют СМИ, направленные на переформатирование систем ценностей. Сформирована пятая колонна как в среде богатых слоев населения, так и в государственном аппарате. Общество идеологически расколото и власть ничего этому расколу противопоставить не может, в то время как организаторы ЦР этот раскол успешно углубляют. Раскол идет по многим векторам, которые условно называют либерально-западническим или государственно-патриотическим направлением. Причем расколото не только население, но и элиты, что гораздо важнее и опаснее.
Россия продолжает пожинать плоды предательства перед собственным народом и историей, совершенное в 1991-1992 годах. Власть продолжает пребывать в крайне двусмысленном, неустойчивом положении. Одна его идеологическая опора – антисоветизм, отрицание социализма и как идеологии и как практики государственного строительства в СССР. Другая опора, от которой невозможно отказаться, это те единственные и очевидные факторы, – как в материальной, так и в духовной сферах, – которые до сих пор только и скрепляют и общество и государство: это достижения именно того самого отрицаемого социализма. Стремление и мечта политической и экономической элиты и их обслуги стать частью «прекрасного Запада» никуда не делось, от этой мечты никто не отказывается, несмотря на уже очевидное нежелание принять Россию в качестве равноправного члена. Элита готова идти на разные уступки ради этой иллюзии и это очень мешает успешному развитию.

13
Что надо делать для успешного противостояния агрессии Запада в России в форме ЦР?
Надо внимательно отслеживать все те элементы подготовки ЦР, о которых я говорил. Как организационно-оперативного характера, так и  идеологического, ценностного. Надо не только видеть все элементы складывающихся отношений в той среде, которая будет призвана к осуществлению ЦР в заданное время, ни и вовремя нейтрализовывать эти отношения. Действия по подготовке и организации ЦР следует рассматривать как диверсионную работу противника на своей территории и принимать соответствующие меры «по законам военного времени»: время холодной (гибридной) войны – военное время.
14
В идеологической сфере я считаю самым главным – обретение системы ценностей, лежащей в основе сохранения и развития России, важной частью которой является понятный образ будущего и животворящий образ прошлого. Я не стану сейчас эту мысль развивать, подчеркну лишь один аспект: нам необходима позитивная история России. Не история ошибок, заблуждений, репрессий, предательств и тому подобного, а позитивная история долгого и сложного пути России и населяющих ее народов в попытках построения государства справедливости.

15
В области экономической надо усилить политику, направленную на максимальную независимость от внешних рынков и производственных цепочек. России пора вновь усилить элементы автаркии, способности к автономному плаванию. Это касается всех сфер экономики, особенно в сфере   IT-технологий, где зависимость от зарубежного программного обеспечения и оборудования практически критически велика.

28 декабря 2020.
Москва.